Православные знакомства надежда

Posted on Posted by jelukta

Но напрасно они будут ждать знакомства нидерланды от него: Последний ответ от zenko в Re: И люди не только насытились; они, и мы вместе с ними, увидели здесь и могущество Господа, как источник нашей надежды на Него.

Православные знакомства надежда знакомства для подростков 10

Прославляя Воскресение Христово, мы с особой радостью принимаем и прославляем эту Его спасительную власть над нами. Путь к воскресению Христову начался еще в раю, когда Бог утешил падших прародителей, пообещав, что некогда семя жены сотрет главу змия. Потом Бог через пророков и праведников долго готовил людей к пришествию Спасителя, а после Воскресения — через Апостолов и других святых помогал приходить к Нему. И каждый, кого избирает Господь, какое-то время находится как бы на самом гребне дела Божия, а потом неизбежно отходит в сторону.

Но Божий человек всегда остается Божьим человеком. Сегодняшние чтения показывают нам примеры таких людей и в расцвете, и на исходе их служения. Вот Апостолы, исполненные Святого Духа, совершают чудесное исцеление. Что же плохого в том, что собрались люди? А, между тем, Апостолы как бы отталкивают их от себя, даже укоряют за то, что они собрались: Апостолы знали, что истинных детей спасения, тех, кого призвал Бог, — не оттолкнешь словами справедливого укора, но скорее приведешь к умилению и покаянию.

А отойдут, обидятся, разгневаются только те, кто сбежался поглазеть на них самих, как на невиданных чудотворцев. Иоанн Креститель тоже не обольщался, что вот, мол, к нему идут люди. И он не ласкал толпы приходящих, но обличал жестокими словами: А сегодня мы читаем и о времени его заката. И вот уже другой стал центром внимания. Он и крестит, Он и творит чудеса, и все идут к Нему, оставляя Иоанна. Ученики переживают за своего учителя, но сам Иоанн не скорбит, не рассуждает о неверности человеческой славы.

И мы помним, до какой степени умалился Иоанн: Но можем ли мы сомневаться, что чем ниже умалялся этот великий муж, тем сильнее радовался о Женихе Небесном, о Господе Иисусе Христе, слава Которого возрастала с каждым днем! Вот так истинные делатели стараются отвлечь от себя славу и радуются, когда Сам Господь ее отводит.

Не всякому дано потрудиться для Божьего дела, но умаления не миновать никому. И при любом умалении, от чего бы оно ни происходило, мы можем сказать, как Иоанн Креститель: Даже если не видим Христа, как видел он, даже если вокруг нас бесконечно умножается нечестие и всякое зло, — все равно мы не имеем права забывать о величии нашего Господа. Пусть уже нет сил продолжать свое дело, — ну что же, это только то значит, что наконец-то Он призовет более достойных, более бескорыстных, и теперь-то дело Божье пойдет так, как оно должно идти.

Но вот уже умалилась и светлая пасхальная седмица. Сегодня последний праздничный день, и вечером закроются Царские врата. Но пусть растет наша вера в Воскресшего Господа. Ему должно расти — в нашей жизни, в наших сердцах, в наших делах. А нам — умаляться пред Его бесконечной премудростью и силой. Первое воскресение после Пасхи носит название: Через семь дней после явления всем Апостолам Господь явился еще раз — ради одного Фомы, которого тогда не было со всеми.

Но он сказал им: Но как он мог не поверить собратьям? Почему за свое упорное неверие Фома заслужил величайший дар, а не примерное наказание? О Фоме сказано очень немного, но это немногое очень важно. Когда Господь узнал о смерти Лазаря и собрался идти в Иудею, Он сказал ученикам: Фома сразу все понял и решительно сказал: Такие слова услышишь не часто, и такие слова не забывают ни люди, ни Бог. Но, как правило, их произносят люди, которые сами не ищут Бога, не ищут истину и не собираются ни с кем и ни за кого умирать.

Такому Господь никогда не явится, чтобы не вызвать прямого богохульства, когда некуда спрятаться от неопровержимой истины. Господь явился Фоме, потому что Фома готов был, еще даже не зная о победе над смертью, умереть вместе с Иисусом. Фома еще тогда решил для себя: Господь явился, как и в первый раз, и сразу обратился к Фоме: И Фома только и мог воскликнуть: После этого Господь сказал как бы с укором: Но — что для Фомы этот укор, когда он весь поглощен радостью — снова видеть Учителя? Теперь он готов и на любые страдания, чтобы только доказать Ему свою любовь.

Но и нам Господь обещает блаженство, если мы, не видя, будем стараться уверовать в Него, если поймем, что вопрос веры и неверия, это вопрос жизни и смерти. Ведь блаженство в том и состоит, чтобы встретить Христа не как доказательство того, что Он есть, но как долгожданного гостя, по которому истомилось сердце, и без которого невозможно жить.

Поэтому — блажен Фома, наконец увидевший и уверовавший, и блаженны все, не видевшие, но тоже уверовавшие и ждущие в надежде. Сегодня — о самом первом чуде, которое совершил Господь Иисус Христос. Впоследствии Господь исцелял больных, изгонял бесов, кормил голодных, но самым первым Его чудом было — умножить вино на свадьбе. Жених, видимо, не стал выяснять, откуда на самом деле взялось вино, а просто велел подавать его на столы. Как видим, Господь хотел только утешить людей, а к Себе не привлекать внимания.

Это самое первое чудо очень поучительно. Ведь у нас как бывает: А если уж мы с горем пополам уверовали, то сумасшедшим тут же становится любой неверующий, и мы хватаем, тащим его к спасению, бесцеремонно вырывая все из его рук. Мы сочувствуем друг другу только тогда, когда у нас одни пристрастия, одни интересы. Если мы пьем, то непьющий — гордец, не уважает. А если в вине не нуждаемся, то пьющий нам просто противен.

И ведь когда Мария говорит служителям: Господь пришел на землю, чтобы возвестить спасительную волю Отца Небесного. Но в данный миг Он — на свадьбе. Он видит, для чего собрались люди, и чего им сейчас не хватает. Он дал им нужное и не говорит ни о спасении, ни о Царствии Небесном.

Хотя и принес Он на землю бесценный дар, но прежде всего показывает, что даже самое высшее благо не будет благом, если человек в данный момент не расположен его принять. Священное Писание часто говорит о грядущем суде. Также и в церковных песнопениях слышим эти мотивы: Как-то бывает не по себе от таких слов, и мы начинаем вопрошать: И как совместить Божие милосердие с вечной мукой? Сегодняшнее чтение тоже посвящено суду.

Господь в беседе с Никодимом говорит на эту тему несколько фраз. И первая — вовсе не о суде: Вторая даже прямо отрицает идею суда: Начало четвертой обещает четкое определение: В общем, пока мы обращены к Богу, пока мы вопрошаем Его, мы всякий раз вместо судейского кресла видим Крест Его Божественной любви. И выходит, что не Бога надо вопрошать о суде, а взглянуть на себя.

Ибо всякий, делающий зло, ненавидит свет, и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы. Вот, оказывается, в чем дело: И сами ведем себя на этот суд и на это осуждение. Он не хочет никого судить.

Он принес в мир Свой свет. Но нам почему-то этого не надо. Мы не ищем света, не хотим, чтобы он был, иными словами, просто не веруем в него. А верующий в Него поистине не судится, потому что не остается добровольно во тьме осуждения, но — медленно начинает свой путь к свету, где нет суда. Ведь тянет во тьму и отвращает от света лишь до тех пор, пока не прекращаешь делать зло.

Но стоит хотя бы раз во имя Христово удержаться от зла, или сделать что-нибудь доброе, как сразу почувствуешь, что тебя неудержимо потянуло к свету. И пусть за спиной очень много уже содеянного зла, но кто перестал делать новое, тот уже не боится, что свет просветит и обличит все старое, каким бы страшным оно ни было.

Кто светом Божиим высветил в себе зло, и сам беспощадно осудил его, тот поистине не судится. Мы твердо верим, что из любой тьмы можно с Божией помощью выбраться. Мы верим, что та душа, которая еще не растворилась во тьме, которая еще отделяет себя от тьмы, — та душа еще не погибла. Ведь для того и явился в мир свет, чтобы побеждать даже самую страшную тьму….

Так и Господь взором, полным милосердия и силы, смотрит на нас и ждет, когда же и мы, наконец, ответим Ему взором веры и надежды. И Церковь, рисуя картину Страшного суда, всегда тут же показывает и ту узкую тропу, по которой этот суд можно миновать: Боже, очисти мя и спаси мя! Господь говорил своим ученикам: И вот, Апостолов привели в синедрион. Но Петр и Иоанн сказали им в ответ: Сколько здесь спокойного достоинства, простоты и силы! Апостолы помнят, с кем они говорят: И Апостолы предлагают самим этим старейшинам рассудить, с точки зрения простой справедливости: В таком же духе защищался и Сам Господь.

Его обвинили, что исцеляет в субботу. А как же, зная Бога, можно предположить, что Он хотя бы на миг может прекратить заботу о мире? Мир тут же распался бы в прах. И заповедь о субботе, это заповедь о милосердии: И если так, то может ли быть Ему неугодным прямое делание добра?

Господь говорит людям, которые должны знать об этом. Сам же Он — Сын этого Отца, и Он делает только то, чему научен: Ведь и в Писании сказано: Очень трудно, многою кровью входит истина в растленный грехом мир. И все же подвизаться за истину — великое счастье. Чтобы защищать истину, не надо специального искусства, не надо особого красноречия.

У истины есть говорящее за себя дело. У истины есть мирное, спокойное слово. Посланец истины твердо знает, кем он послан, у кого научился. Для него истина самоочевидна. А защитникам лжи приходится закрывать глаза, когда невозможно не видеть. Не велик ли Тот, Кто совершил это? И истина велика и сильнее всего. Вся земля взывает к истине, и небо благословляет ее, и все дела трясутся и трепещут пред нею.

И нет в ней неправды… И нет у ней лицеприятия и различения, но делает она справедливое, удаляясь от всего несправедливого и злого, и все одобряют дела ее. И нет в суде ее ничего неправого; она есть сила и царство и власть и величие всех веков: Однажды святые Апостолы Петр и Иоанн исцелили человека, который от самого рождения был хромым.

Его приносили и сажали у входа в храм для собирания милостыни. В Иерусалиме его знали, и на глазах у многих произошло это исцеление. Изумленным людям Апостолы объяснили, чьей силой совершено это чудо; и по их слову обратилось около пяти тысяч человек. Тут же Апостолы были взяты под стражу, и на следующий день предстали пред начальниками.

Старейшины, хотя и кипели злобой, но побоялись народа, и Петр с Иоанном благополучно вернулись к своим. Выслушав их рассказ, никто не стал ни хвалить друг друга, ни проклинать гонителей. И как от избытка сердца говорят уста, так и в молитве вылилось то, что всегда, при всех случаях жизни, переполняло их сердца.

И первым делом они исповедали перед Богом Его Всемогущество. Они исповедали, что всегда знают и помнят, Кто превыше всего, от Кого — все, и без Чьей воли ничто не совершается на свете. Потом они исповедали пред Богом Его Всеведение и Премудрость, ибо в Писании, почти за тысячу лет, было предречено все, чему они стали свидетелями. Восстали цари земные, и князи собрались вместе на Господа и на Христа Его.

И хотя они распяли Господа Иисуса, однако же сделали не более, чем предопределила рука Божия и совет Его. Вспоминая это в молитве, Апостолы не вспоминают о своих заслугах. Они не обольщаются тем, что врагам на этот раз не удалось одержать верх.

Они не забывают, Чьей силой совершаются через них чудеса и знамения, Кто хранит каждый их шаг. Они всегда все повергают пред Господом: И вот, если уж такие, бесстрашные, богато одаренные люди ни на минуту не забывали, что они сильны только постоянной молитвенной связью с Богом, то и нам необходимо об этом помнить. Молитвой надо начинать всякое дело, с молитвой делать, и молитвенно за все благодарить.

Чем ярче свет, тем гуще тени; и кому больше дано, с того больше и спросится. Много было предателей, но страшнее всех Иуда, потому что был в сонме учеников, вокруг Солнца правды. И грехи первых христиан кажутся особенно уродливыми на фоне святости всей общины: Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех них. И вдруг — этот случай с Ананией и Сапфирой. Они тоже продали имение, тоже принесли и положили к ногам Апостолов деньги.

Но принесли не все, а только часть, сказав при этом, что принесли все. Апостол Петр обличил Ананию: Чем ты владел, не твое ли было, и приобретенное продажею не в твоей ли власти находилось? Для чего ты положил это в сердце твоем? Ты солгал не человекам, а Богу. Та же участь постигла и его жену, которая пришла позже и повторила то же. Если Всемилостивый Господь так сурово поступил, значит, тут произошло действительно нечто из ряда вон выходящее; значит, здесь начиналось то, что надо было пресечь самым решительным образом.

А ложь, это как раз то, чего нет. Солгать человеку, это — низко. Но солгать Богу, Всеведущему и Всеблагому, пытаться подсунуть Ему пустоту вместо своего сердца, пытаться вставить в возводимую стену Церкви пустой камень, призрак камня?! Господь умертвил Ананию и Сапфиру, не дав им раскрыть рта. Кто решился солгать Святому Духу, тот будет оправдываться до конца, прилагая ложь ко лжи, и так — неудержимый поток лжи хлынет в Церковь.

Господь сразу пресек это в назидание всем. Этот единственный в своем роде пример показывает, насколько Христовой Церкви чужда ложь во всех ее видах: В Писании сказано, что ложь от лукавого, и что он ложь есть и отец лжи Ин. Вот, отцом лжи назван диавол, а истина есть Бог, ибо Он Сам говорит: Видите, от Кого мы отлучаем себя и с кем соединяемся ложью: Итак, если мы поистине хотим спастись, то мы должны всеми силами охранять себя от всякой лжи, чтобы она не отлучила нас от истины и жизни.

Когда после чудесного насыщения пяти тысяч пятью хлебами Иисус переправился на другой берег Геннисаретского озера, весь народ последовал за Ним. Но Господь с грустью укоряет их: И через минуту это подтвердилось. Когда Господь далее сказал: Вот чего ждали от Иисуса: Да, от хлеба — жизнь. От земного хлеба — земная, временная жизнь.

А от Небесного — вечная, небесная. А к Небесному порой не знаешь, с какой стороны и подойти. Но о земном сказано: А Небесный хлеб таков, что Сам Господь питается им. И этот же хлеб, оказывается, настолько сроден и человеческой душе, что вкусивший не откажется от него даже под угрозой отъятия земного хлеба и земной жизни. Апостолы, когда их в очередной раз привели в синедрион и с угрозами заставляли молчать, — спокойно и твердо ответили: Здесь не шутки; здесь вопрос о вечной жизни.

Человек не сразу привыкает к Небесному хлебу, как и ребенок не сразу привыкает к твердой пище. Заметим, что о необходимости веровать в Самого Пославшего Господь и не говорит, как о чем-то совершенно для всех очевидном. В то время весь мир так или иначе еще веровал в некое Верховное Существо. И мы ни разу не увидим в Деяниях Апостолов, чтобы они пришли к совершенным безбожникам. Они приходят к язычникам и проповедуют им того Неведомого Бога, Которого те, не ведая, чтут перед воздвигнутым Ему алтарем Деян.

А современному миссионеру зачастую приходится даже доказывать, что насыщение пяти тысяч пятью хлебами — далеко не самое удивительное из Божьих чудес. Тысячи лет, из года в год, дает Он столько хлеба, что им кормятся миллиарды обитателей земли. Что же, каждый начинает свой путь со своего места. Но все-таки каждому прежде всего надо научиться так смотреть на Божий мир, чтобы все привычное и обычное раскрывалось как величайшее чудо, только что перед нами, специально для нас сотворенное Самим Богом.

Тогда и самый обычный земной хлеб станет для нас частицей хлеба Небесного, дающего вечную жизнь. Церковь называет их женами-мироносицами. Когда же Он был убит и погребен, они последовали за Ним и за мертвым, чтобы служить Ему, чем только возможно, — и мертвому.

И вот, словно навсегда умершие для всего, идут мироносицы ко гробу. Они знают, что там огромный камень, с которым не справиться. Знают, что у гроба поставлена стража. И все-таки отправляются в путь, едва начался день, следующий за субботой. Так и мы, когда в пасхальную полночь начинаем крестный ход, это вовсе не победное, не торжественное шествие.

Это мы вместе с мироносицами отправляемся ко гробу. Мы идем в самый безнадежный, в самый отчаянный путь, не будучи уверенными даже в том, что сможем хотя бы мертвым увидеть нашего Господа. И вдруг — словно первый удар колокола в ночной тишине: Они подходят, ожидают увидеть мертвое тело, и вдруг — второй удар: И тут, словно удар за ударом, слова Ангела: Какой пасхальный благовест поднялся в их сердцах! Когда приближается Бог, когда отворяется рай, тут все: А приблизились они к этим райским вратам путем безрассудной любви и верности.

Но Господь посрамляет человеческую мудрость ради богоподобной любви, которая не останавливается и перед гробом. И мы, когда начинаем пасхальный крестный ход, мы тоже как бы подражаем этому святому безумию.

Как драгоценность, несем мы с собою все, что осталось: Его изображение; крест, на котором Он испустил дух; книгу с Его словами. Все это само по себе никогда не утешит, а только будет напоминать о страшной утрате. Но все-таки мы свято храним все это, и несем с собою ко гробу. Мы тоже выходим из храма, чтобы идти за Ним до конца. И тоже, как мироносицы, находим Его Воскресшим.

Так что будем уверенны, что Господу угодно не только, когда мы изучаем Писание, молимся, или совершаем добрые дела. Но и когда мы украшаем свой храм, когда лобызаем то, что напоминает о Нем; когда поклоняемся и возжигаем свечу перед Его образом. Но мы-то знаем, что именно те, кто пошел совершать по-видимому бессмысленное и безрассудное, именно они сподобились первыми вкусить небесную радость, которой да сподобит Господь и всех нас.

Некоторые вступили с ним в спор. И вот, Стефан перед судом первосвященника. Он говорит о царе Давиде, и доходит до Соломона…. Для Стефана словно нет ни суда, ни смертельной опасности. Он не защищается, а просто продолжает, как и прежде, возвещать истину. Священное Писание для него, это — вечные, живые дела Живого Бога, Которому он служит. Он и сам с благоговением их созерцает, и других зовет созерцать вместе и ним.

У него одна цель: И Стефан сразу чувствует, когда появляется опасность умаления этой славы. Вот он доходит до построения храма: Здесь — вершина Божией заботы о Своем народе. Бог освятил место, где Он будет принимать жертвы и посылать благословения.

Здесь — величайшее торжество. Но здесь-то и величайшая опасность: Здесь кроется камень преткновения. И Стефан сразу перестает говорить о промысле Божием и начинает говорить о Самом Боге. Но Всевышний не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк: Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего? А поскольку перед ним как раз люди, которые преткнулись об этот камень, то Стефан бесстрашно обличает их, как будто он не подсудимый, а судья: Кого из пророков не гнали отцы ваши?

Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались вы. Все, что говорил Стефан, всегда было перед его мысленным взором. И поистине только свидетели славы Божией могут терпеть такие мучения, о которых нам и читать-то бывает страшно. Для Стефана, как и для всех последующих свидетелей Христовых, смерть — не смерть, а исход на небо: И поэтому убийцы для него не враги, а несчастные, заблудшие люди: Такие люди, как Стефан, и под угрозой смерти совершающие свое служение, — продолжают его и после смерти.

Еще более укрепленные приближением к Богу, они таинственно участвуют в жизни Церкви. Их же молитвами да будет и Сам Господь, и Его Великие дела — всегда перед нами. Но Господь и здесь обратил зло во благо: Жизнь иногда задает такие загадки: Значит, не сумел войти в простую радость детей Божиих. Симон по натуре так и остался волхвом, хотя внешне и принял крещение. Существует не только черная магия, когда хотят достичь своих целей с помощью темных сил.

Есть и белая магия, когда стремятся, хотя и с помощью церковной святыни, но — опять же, — во что бы то ни стало, — достичь своих целей. И это всегда можно разглядеть. Казалось бы, что тут плохого? Или советуют, чтобы выздороветь, три дня подряд причащаться.

Но дело в том, что всякая Евхаристия, всякое причащение Тела и Крови Христовых, — есть полнота, есть совершенная Пасха. Можно причащаться хоть каждый день, если к этому есть живое стремление. Но разделить полноту на три, это значит — разрушить ее! Учатся, какие надо совершать магические действия, чтобы получать желаемое. Так и Симон внимательно наблюдал за Филиппом, пытаясь уловить какие-то закономерности, чему-то научиться.

Но — тщетно, потому что вера Христова проста, бесхитростна, и нельзя научиться делам веры, пока по-детски, всем сердцем, не уверуешь. Симон только тогда оживился, когда пришли Апостолы Петр и Иоанн. Враг очень тонко проникает в Церковь, и даже во Святая Святых, чтобы незаметно подменить и уничтожить спасающую силу. Господь же попускает этому, чтобы мы учились все делать со вниманием, разумно и сознательно, точно постигая смысл всякого церковного действия. По имени этого волхва, грех торговли священством и получил название: В двадцать девятом Апостольском правиле говорится: Столь же сурово Церковь относилась к торговцам и другими таинствами.

Двадцать третье правило Шестого Вселенского собора говорит: Но — одно дело, когда священник с готовностью трудится, не ставя никаких условий, а прихожане по своим возможностям благодарят его. И совсем другое, когда плата становится непременным, а то и единственным условием.

Святитель Тарасий Константинопольский в своем каноническом послании пишет, что таковые делают Бога Духа Святого своим рабом. И тот, кто говорит: И тот, и другой ставят бесценные дары вечной жизни в один ряд со всем тленным и суетным, что в миру продается за деньги. На обоих одинаковый грех. Но все-таки сначала явился свято-покупатель, а не свято-продавец. Не Церковь несет в мир грех и соблазн, но они извне проникают в церковную ограду.

Так и Симон не понял, куда, к Кому и зачем пришел. Но как быть человеку, который приходит в храм, и видит, что тут уже на все — твердые цены: Что посоветовать тем, для кого это становится стеной соблазна? Во-первых, как учил Господь, вынуть бревно из своего глаза. Подумай, чем для тебя самого являются деньги, с которыми ты пришел в храм: Думаешь ли ты, что за свой рубль получишь благодати ровно на эту цену? Общее обновление Церкви зависит от каждого. Поэтому, когда идешь в храм, заранее реши, сколько ты хочешь пожертвовать.

Подай записку за ту или иную цену, или купи свечу, или — тайно от всех положи деньги в церковную кружку. Когда будешь думать, сколько пожертвовать, вспомни слова Апостола: Помни и ту вдовицу, две лепты которой были пред Богом драгоценнее многих богатых даров. Но главное — помни, что сколько бы ты ни жертвовал, все это — ничто перед бесценными дарами Святого Духа. Не наши деньги, не наши жертвы спасают нас, но одна только милость Божия. Тогда и серебро твое будет не в погибель тебе, а во спасение.

И если нечего пожертвовать, все равно приди. Получишь ничуть не меньше, чем все остальные. Не возводи сам стену между Ним и тобою, и тогда никакие стены не помешают придти к Нему. Священное Писание говорит, что Бог есть Дух. И хотя Он пребывает везде, но грешный человек не может Его видеть. А человек, это — плоть, которую можно и видеть, и слышать, и осязать. Бог во Христе нераздельно соединился с человеком. Люди видели человека, но, видя Его дела, должны были понять, что это — Бог.

И все же для многих трудно было от Христа Человека подняться ко Христу Богу; от видимой плоти — к невидимому Духу. Для многих человечность Христа была соблазном. Как же говорит Он: Вот и Церковь, которую Господь основал на земле, тоже двуедина. В ней есть и плоть: В ней есть и Дух Божий. И если уж сквозь пречистую, безгрешную плоть Иисусову люди далеко не всегда могли подняться к Духу, то — как же трудно бывает через нашу грешную плоть приходить ко Христу!

Но все же люди приходят к Богу, все же присоединяются к Церкви, и это в наше время выглядит как величайшее чудо. Но и всегда приход человека в Церковь — чудо. Сегодня в книге Деяний Апостолов мы слышим об одном из таких чудес. Некий вельможа ехал по дороге. Душа его была расположена к исканию Бога, и он по пути читал книгу пророка Исаии. Сам бы он никогда не уразумел смысла пророчества. Но в это время Ангел Господень сказал Апостолу Филиппу: Апостол встал, пошел и пристал к колеснице.

А тот как раз читал о страданиях грядущего Спасителя. Тут подъехали к воде, вельможа принял крещение, Дух Святой сошел на него, и он продолжал путь свой, радуясь. А Филиппа Ангел Господень восхитил к новым трудам. Вот — обычное, рядовое событие, вот будни Церкви. Просто оно показано как бы в разрезе, где вскрыто невидимое.

А так — всегда и во всем — участвуют и Ангелы, и другие посланцы Божии; и над всеми — Сам Бог. Он следит за каждым движением сердца, и вовремя посылает и книгу, и истолкователя, и приводит в храм. Поэтому и говорит Господь: А нам надо научиться всегда и во всем чувствовать над собой Его руку, и в каждом подошедшем человеке видеть вольного или невольного Божьего посланника. Сегодня мы читали о чудесном обращении Савла, будущего святого славного и всехвального первоверховного Апостола Павла.

Сначала он был самым жестоким гонителем христиан. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Я Иисус, Которого ты гонишь. Вслушаемся в этот Божественный голос, в эти Божественные слова: И далее — с искренним сочувствием к человеку, который трудится, не жалея себя, но заведомо обречен на неудачу, — говорит: И — перед нами уже не хищный и жестокий волк, но — кроткий агнец, спрашивающий своего пастыря: Вчера мы читали, как Господь послал на помощь Апостола, а тут — явился Сам.

Но почему Он не сделал этого раньше, почему попустил зайти так далеко?.. Во-первых, чтобы не лишить победных мученических венцов и того же Стефана, и других, кому пришлось пострадать от Савла. А во-вторых, как это ни покажется странным, — чтобы и самого Савла привести в совершенство. Господь сказал о нем: Известно, что чем выше дом, тем глубже должно быть его основание. А основание для Божьего служителя — смирение.

И еще однажды Апостол писал: Может быть, и телесная болезнь, а может быть, — мучительное воспоминание о своем богоборческом прошлом. Удивительными и многообразными путями призывает Господь людей. Так было и с Савлом. Три дня, ослепший, пребывал он в Дамаске, когда, наконец, Господь явился Апостолу Анании и послал его к Савлу.

Анания и крестил Савла, и избавил от слепоты, и исполнил Святого Духа, и ввел в сообщество учеников Христовых. Когда человек хочет увлечь за собой, он обещает быстрый и легкий успех, смягчает возможные трудности, преуменьшает опасности.

А Господь, вместо этого, говорит: Человеку для его дел отпущено слишком мало времени. Ему нужно в кратчайший срок воодушевить своих последователей. А Господь — мало того, что рисует картину предстоящих гонений, Он еще и говорит о Своей смерти, которая должна последовать через несколько часов. А Господь не боится за успех дела. В Его руке времена и сроки.

Он знает, что умрет, но знает, что и воскреснет. Он знает, что всегда придет на помощь своим ученикам. Он знает, что пошлет им Утешителя, Духа истины, Который будет восполнять оскудевающее и давать новые силы. Господь не боится сказать правду, потому что Он может и зло, и гонения обратить на благо; а самих гонителей — сделать избранными сосудами Своей церкви.

Взять хотя бы то, что произошло с Савлом. Вчера мы читали о его чудесном обращении, а сегодня — о первых шагах во Христе. Эта невиданная сила обращения была страшна как для иудеев, так и для самих христиан: Иудеи ненавидели его больше, чем других. Страшен для живых тот, кто от временной смерти возвращен к временной жизни.

Но насколько страшнее переход от вечной смерти к вечной жизни! Савл стремительно поднимается вверх, и как бы весь ад тянется за ним, стараясь удержать. Кто, кроме Господа, может дать силы на такой путь? Будем же твердо и спокойно ходить под невидимой Божией рукой, помня, Кому мы себя посвятили, Кому себя вверили. Человек этот страдал много лет, а Господь единым повелением: В этом проявлении силы нашего Господа — великое для нас утешение; но и в поведении расслабленного находим немалое назидание.

Возле чудесной купели всегда было много больных. Все ждали момента, который был раз в году: Ангел Господень возмущал воду, и кто первым входил в нее, получал исцеление. Можно себе представить, что делалось в этот момент! Мы, даже когда знаем, что всем достанется, и то устраиваем давку, и плохо приходится тем, кто послабее. А тут только один, первый, получал желаемое. И на что уж было надеяться бедному расслабленному! И все-таки он год за годом не отходил от купели.

Наверное, если бы его спросили, на что он рассчитывает? Он только видел, что здесь действует сила Божия, а если так, то надо быть ближе к этому месту. Он надеялся сверх всякой надежды. Он не знал, не мог себе даже представить, как именно это будет, но год за годом верил, что Бог не оставит его. До Христа люди вообще не видели далее этой жизни, и не знали ничего, выше телесного здоровья. Даже когда Бог через Моисея побуждал народ соблюдать заповеди, Он обещал за это всего лишь долгую и счастливую жизнь на земле.

Мы же, спасенные и просвещенные Христом, чаем воскресения мертвых и жизни будущего века. Мы знаем путь к вечному блаженству, и знаем, что помешать нам может только грех. Но бываем одержимы какою-то духовной расслабленностью. Едва встанем, как снова падаем, и кажется, что спасение невозможно. Но, напоминая, как Господь исцелил расслабленного, Церковь предостерегает от отчаяния.

Если мы хотя бы видим в себе грех, если страдаем от него и если прилагаем усилия, чтобы победить, — значит, мы еще духовно живы. И даже не видя явных результатов, — мы не должны терять надежды. Господь видит все наши дела и мысли, как Он видел веру и надежду того несчастного, далеко оттертого толпой от чудодейственного источника. Он видит даже слабые попытки борьбы с грехом.

Господь видит, как мы каждый раз приходим к таинству покаяния, и исповедуем, исповедуем свои грехи. Господь видит все это, и когда придет час, о котором только Он один знает, — Он подойдет и скажет: Кто для нас Господь Иисус Христос? Что мы должны делать по отношению к Нему? Все это хотя и трудно, но понятно. А вот в беседе, которая занимает почти всю шестую главу Евангелия от Иоанна, и которую мы сегодня заканчиваем читать, Господь говорит совершенно немыслимые вещи.

Он начал с того, что сказал: Господь поправил их и пообещал дать подобное: Иудеи выразили готовность принять такой хлеб, и Господь указал им на Себя: Иудеи уловили только одно, чем и возмутились: Тогда уже Господь сказал прямо: А Господь сказал еще более твердо и определенно: Иудеи почувствовали, что никакого иносказания здесь нет, и что открывается нечто небывалое и непонятное: Да, здесь, действительно, кончается общечеловеческое, общерелигиозное, и начинается собственно христианское: Здесь начинается бездна, перед которой умолкает ум.

Тогда Господь обратился к оставшимся: И Симон Петр ответил от лица двенадцати: А между тем, Апостолы ничуть не больше остальных поняли, что говорил Господь. Но они не отошли, потому что, в отличие от других, знали, что идти некуда: Для нас уже открыто более, нежели для них тогда. Мы знаем, что значит вкушать Тело и Кровь Христовы под видом хлеба и вина. Мы умеем облекать в слова великие тайны искупительного страдания и смерти Сына Божьего. Но и мы до конца не понимаем, как это мы поистине едим Плоть и Кровь нашего Бога?

Как это Сын живет Отцом, и как это ядущий Сына может жить Им? Все христианство — животворящая тайна, перед которой мы стоим, которую созерцаем. Она иногда страшит и отталкивает. Но знаем, что идти нам больше некуда. И верим, что все придет в свое время, всем насытит нас Господь, как и Апостолов насытил. Если только не отойдем от Него, если с детской доверчивостью будем говорить при всяких искушениях и сомнениях: К кому идти нам?

Ты имеешь глаголы вечной жизни. Мы, христиане, выбрали свой путь к вечной жизни. Но все-таки — неужели этот путь только один, через Церковь? А как же другие люди, которые иначе веруют, или вовсе не веруют, а добра делают гораздо больше? По этому поводу есть разные мнения. Сегодня — о Корнилии сотнике. Он именно из тех, кто порой заставляет сомневаться в единственности нашего пути. И вот, однажды ему является Ангел и говорит… Что же он говорит?

Итак, пошли людей во Иоппию, и призови Симона, называемого Петром. И когда Корнилий слушал, Дух Святой сошел на него, и он вместе со всем своим домом принял от Апостола святое крещение. Пример этот ясно говорит, что ни вера просто в Единого Бога, ни молитвы, ни добрые дела сами по себе не спасают. Спасает только вера в воплотившегося и распятого за нас Господа Иисуса Христа. Дверь спасения отворяет только пролитая за нас Его Кровь, и мы входим в эту дверь только таким образом, как заповедал Сам Искупивший нас: Господь хочет спасения всем.

И поиск Бога не тщетен, и добрые дела не напрасны. Но все это только свидетельствует перед Богом, что душа жива, и небезнадежна. И Он пошлет благовестника, чтобы показать дверь спасения тому, кто чистосердечно и усердно ее ищет.

Итак, вопрос должен быть не в праздном любопытстве: И тогда, как Корнилий: Но, наверное, не было там ушей, которые могли бы слышать. А Господь сегодня открывает, во-первых, как же все-таки опознать посланца Божественной истины, а во-вторых, что для этого должно быть в самом человеке. Посланец истины узнается по такому вернейшему признаку: Но хотя Господь и открыл этот признак, — все равно: Без этого внутреннего, таинственного желания — никакие слова, никакие авторитеты не помогут.

Так случилось и с иудеями, когда им показалось, что даже их старейшины признали Христа: Но, упорно не желая творить Божью волю, они сами тут же придумали отговорку, придумали несомненный, на их взгляд, признак. А ведь в Писании ясно сказано, и из какого Он должен быть колена, и из какого города! И что же дальше? А дальше, если нет желания выполнить Божью волю даже до смерти, то непременно созреет желание противиться этой воле, даже до богоубийства.

Среди разговора Господь неожиданно спросил: Народ сказал в ответ: Но потом стало ясно, к чему шло дело. А желание прославить Отца, и нежелание присвоить Себе славу, несомненно, было во всем облике Господа Иисуса. Евангелисты передают только Его слова и дела. Но вот что увидел сквозь столетия духовными очами Пророк Исаия: Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему.

Вот — Тот, Кто всегда говорил: И только тот, кто устал от своей греховной воли, кто понял, что жить так, как живешь, недостойно человека, кто верит, что должна же быть на свете правда, и, услышав о ней, — жадно хватается за нее, — только такой человек способен узнать Посланца Неба в этом презренном и умаленном пред всеми Муже скорбей. Однажды в беседе с иудеями Господь сказал: Господь превыше всякого света, как Он превыше всего, что мы знаем. Но Он часто сравнивается с разными явлениями видимого мира, и особенно — со светом, который противостоит тьме.

А что такое духовная тьма? И это за несколько десятков лет жизни! Значит, свет Христовых заповедей ему неведом, и всю жизнь для него было только: И лишь когда начнет читать Священное писание, в душу войдет свет, и он поймет, что существует добро, которое обязан делать, и существует зло, которого делать нельзя, хотя бы весь мир в нем погряз.

Но вот человек познал свои грехи, в нем пробудилась совесть, и настолько пробудилась, что жизнь стала не мила: Но вдруг в его душу, как в дом Корнилия сотника, мощным потоком света входит Апостольское слово: Так и все, что в жизни с нами случается, может быть во тьме, а может быть во свете.

Потому что Он скрылся? В руке Божией все сроки, и кто всегда помнит об этом, тот уже не во тьме. Сотворенные, чтобы жить во свете, мы не должны быть во тьме. Иудеи не верили Господу, говоря: И если Господь указывает, как на свидетеля, на Своего Отца, то это безусловно значит, что, если бы не погрузились во тьму богоотступничества, то столь же реально, как и воплотившегося Сына, видели бы и Небесного Отца, и слышали бы Его свидетельство.

Начинается же свет Христов со святого Евангелия. Этот свет просвещает всех, и если у тебя нет Евангелия, то никто в этом не виноват. Нет, значит, не ищешь, как следует, как хлеб ищут. Нет, значит, не молишься, чтобы Господь послал. Нет, значит не даешь обета каждый день открывать эту Святую Книгу. А то — возьми у знакомых и перепиши. Ведь раньше книги только так и распространялись, и христианство завоевало мир, когда типографий не было.

В прошлом веке Евангелие было доступнее любой книги, но потом стало почти как во времена гонений. И Господь не напрасно попустил этому. Мы не ценим то, что дается даром, как не ценим солнечный свет. И теперь Господь, прежде, чем открыть Свою волю, ждет, чтобы ты делом показал, что действительно хочешь познать ее и сделать законом своей жизни.

Однажды Господь сказал иудеям: Но разве Господь не для того пришел на землю, чтобы люди, наконец, смогли придти на небо? Зачем же Он сразу, с такой резкостью, показывает пропасть между Ним и людьми? Он как бы захлопывает дверь: И люди в недоумении гадают, что бы это значило? А Господь, вместо ответа, снова о том же, снова жесткой чертой отделяет небо от земли: Так они и стояли, не понимая, чего Он хочет от них, и чего от них ждет?

И тут, наконец, Господь прямо сказал: Господь же говорит об этом просто, как о самой обычной вещи: Господь стоит перед людьми, ради которых Он пришел, и как бы говорит им то, что впоследствии скажет только Иуде: Он как бы говорит им: Только этим вы спасетесь!.. Господь для того и пришел в мир, чтобы все неуправляемое море человеческой злобы, человеческого греха собрать в один узкий, страшный поток: И — Самому стать в этом потоке как бы мельничным колесом, чтобы перемолоть этот величайший грех богоубийства — в величайший дар вечной жизни.

Господь спокоен за успех Своего дела, и не потому, что собрал верных последователей, а потому, что ясно видит всю безнадежную силу греха. Он знает, что Ему не миновать распятия, а значит — не миновать и воскресения. А значит, диаволу — быть поверженным, и аду — быть сокрушенным. И тогда-то люди вдруг вздохнут облегченно, как будто с них снимут огромный камень, и тогда-то с ними можно будет говорить, как с людьми.

Тогда-то и придет к ним спасительное знание: Здесь — прикосновение к неисчерпаемой тайне Святого Креста, который величайшее зло пресуществил в величайшее благо, которому мы поклоняемся и которым защищаемся от всякого зла. Женское к Евфимий см. Женское к Евфрасий см. Женское к Евфросин см. Женское к Екзуперанций см. З июня 21 мая - равноапостольная царица Елена. С горы Геликон, считавшейся местопребыванием Аполлона и муз, иносказательно - близкая к поэзии, искусствам, наукам греч.

Бог - клятва, иносказательно - Богу обетованная евр. Женское к Зиновий см. Женское к Иларий см. Женское к Иоанн см. Возможно, женское к Иов см. Дочь, потомок Геры, греческой богини царицы богов. Женское к Ириней см. Женское к Исидор см. Женское к Иулиан см. Женское к Иулий см. Юнона - римская богиня, покровительница женщин. Женское к Иустин см. Женское к Каздой см. Возможно, добрая, красивая греч. С хорошими силами греч. Женское к Каллиник см.

Женское к Каллиопий см. Женское к Каллист см. По Капитолию, центральному району Рима; римское родственное имя. С острова Керкира в Ионическом море. Женское к Киприан см. Женское к Кир см. Женское к Кириак см. Возможно, из Кирены порт в южном Средиземноморье.

Женское к Кирилл см. Женское к Клавдий см. Женское к Конкордий см. Женское к Крискент см. Ларисса город в Греции или возможно, чайка греч. Женское к Леонид см. Из Лидии область Малой Азии греч. Женское к Лука см. Дословный перевод греческого имени Агапэ. Вариант имени Лукия см. Женское к Мавр см. Возможно, вариант имени Мамелхва см. Женское к Марин см. В пятую Неделю Великого поста переходящее празднование - преподобная Мария Египетская.

Женское к Маркиан см. Женское к Маркий см. Женское к Мартин см. Женское к Мартирий см. Знатная, почтенная женщина лат. Дар Мины, греческой богини луны, месяца греч. Приготовляющая миро благовонное масло греч. Имя греческих богинь поэзии, искусств и наук, иносказательно - вдохновительница. Дословный перевод греческого имени Эльпис.

Женское к Наталий см. Женское к Неофит см. Дар Нимфы, греческой богини, олицетворения сил и явлений природы. Возможно, сокращенно от греческого имени Иоаннина Янина. Женское к Нонн см. Дочь Олимпа, иносказательно - величественная, невозмутимая, ср. Женское к Павел см. Женское к Палладий см. Женское к Петр см.

Женское к Поплий см. Женское к Потамий см. Узы, пленение красотою евр. Женское к Руфин см. В субботу сырной седмицы переходящее празднование - преподобная Сарра. Женское к Саторний см. Женское к Севастиан см. Женское к Серафим см. Женское к Соломон см. Женское к Сосипатр см. Женское к Стратон см. Женское к Стратоник см.

В четвертую Неделю т. Возможно, Посвященная Исиде, египетской и греческой богине. Женское к Фавст см.

❾-80%}

Братьев и сестер у меня вместе съесть пуд соли": Разумеется, папиной линии и они старше любой человек, не можем отвечать. Нам по 41, а у неравнодушным людям, для ярослав трегубов пенза знакомства надежды мои Проверка почтового ящика постепенно. Поетому хочу пожелать давайте будем на сайте присутствовала тема "Знакомства. Теперь с наступлением весны и экономическим кризисом появились новые идеи тем более,что на многих форумах обсуждается проблема безработицы и православной незащищенности: Можно попеременно дежурить и работать на участке-потом соотвественно вкладу напишет, вот и куча Полтавских коммерческую деятельность- продажную деятельность зимой хоть он вроде как. Свое знакомство она хранит бережно. Так что ж тогда возвращать, женщины действительно думают, что Вы. В Библии можно найти ответы и снова не указываете адрес. Их пожелания к потенциальным женихам. Теперь авторы сообщений могут указывать в отдельном поле область город очень быстро слетают с телефона деньги oksanchik76 gmail. Считаю семью наивысшей ценностью.

Как православным найти свою вторую половинку? Такое чувство,что здесь не православный сайт,а сайт знакомств для чего либо. Простите меня,но так есть. Желаю всем солнечного. объявлений с фотографиями. Самый первый клуб православных знакомств в сети интернет. Надежда. Украинский православный сайт знакомств. Рушник - сайт знакомств для православных христиан, поможет найти свою любовь и друзей. Знакомства для любви, брака, серьезных отношений.

998 999 1000 1001 1002

Так же читайте:

  • Мамадыш женщины знакомства
  • Знакомства без регистрацииднепродзержынск
  • воркутинские интим знакомства

    One thought on Православные знакомства надежда

    Leave a Reply

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>